МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ И ТУРИЗМА УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

вт-вс с 10:00 до 18:00 чт с 13:00 до 21:00 выходной — понедельник Ижевск, ул. Коммунаров 287 (3412) 52-64-77

Кузебай Герд

В истории развития удмуртской литературы и культуры исключительную роль сыграл Кузебай Герд (Кузьма Павлович Чайников, 1898-1937), широко известный в 20-х годах как талантливый поэт и прозаик, фольклорист, драматург и музыковед, переводчик и общественный деятель.

Кузебай Герд —Кузьма Павлович Чайников

Ранние годы

Родился 2 (14) января 1898 года в деревне Покчивуко (Большая Докья) Вавожского района в семье крестьянина, был пятым из семи детей, с десяти лет лишился отца. После окончания начальной школы в родной деревне учился в Вавожской двухклассной школе. С 12 лет начал собирать удмуртские народные песни и, подражая им, стал писать стихотворения. С 1912 по 1916 год учился в Кукарской учительской семинарии «казённокоштным», ибо был на своём курсе самым бедным по имущественному положению. Здесь начал выпускать рукописный журнал «Семинарское дело», где больше половины сочинений принадлежали самому К. Герду. Произведения печатал под разными псевдонимами — «Такой-сякой», «Не кто иной», «Один из многих» и другими. Завершив обучение в семинарии, К. Герд в 1916-1918 годы работал заведующим Большеучинской двухклассной школой, а с марта 1918 года — заведующим удмуртским отделом Малмыжского УОНО. С марта 1920 года К. Герд назначен заведующим издательским отделом Удмуртского комиссариата. В голодном 1921 году К.Герд, как заведующий детским подотделом Удмуртского обоно, открыл первые детские дома в Ижевске для детей-сирот. В 1920 году создал первый удмуртский детский журнал «Муш» («Пчела») и редактировал его, а в 1926-м — был организатором и первым председателем удмуртской писательской организации ВУАРП (Всеудмуртская ассоциация революционных писателей), тогда же являлся директором Удмуртского областного краеведческого музея. В 1922-1925 годы К. Герд учился в Высшем литературно-художественном институте им. В. Я. Брюсова, где встретился с высокоодарёнными людьми и слушал лекции знаменитых учёных. Здесь приобщился к научной работе, особенно привлекли его семинары по фольклору академика Ю. М. Соколова

После окончания института К. Герд по рекомендации Ю. М, Соколова поступил в аспирантуру Института народов Востока РАНИОН (Российская академия научно-исследовательских институтов общественных наук. 1924-1930 гг.) и специализировался в области фольклористики и этнографии. Высокую оценку получили его доклады, сообщения: «Удмурты Карлыганского края», «История жилищ удмуртов», «Брак и семья у удмуртов», «Из юридического быта удмуртов», «Воззрение удмуртов на природу и приметы», «Остатки тотемизма у удмуртов», «Культ воды у удмуртов», «Опыт изучения быта удмуртских детей» и другие. Об этом мы узнаём из высказываний профессоров А. А. Миллера, А. С. Башкирова, Б. А. Куфтина. В годы учёбы в аспирантуре принимал активное участие в литературной жизни столицы, встречался с А. Луначарским, Д. Фурмановым, С. Есениным, Н. Хикметом, А. Барбюсом и другими писателями.

Литературная деятельность

К. Герд был членом оргтройки национального ядра Всесоюзного объединения писателей «Кузница». Герд Вместе с Валайтисом составили первую антологию советского стиха и издали в 1928 году книгу «Поэзия народов СССР». Тогда писатель плодотворно работал над стихами и прозой. За короткий период в 13-14 лет, когда имел возможность печататься, К. Герд успел опубликовать около 400 стихотворений, 12 поэм, повесть, десятки рассказов, пять пьес и свыше ста научных статей. К сожалению, исчезли такие ценные рукописи его неопубликованных книг, как роман «По жизни»; научные работы «Удмуртский орнамент», «Удмуртские танцы», «Малмыжские песни», «Алнашские песни».

К. Герд первым среди удмуртских писателей обратился к социальной теме, используя конкретные и доступные читателям образы, раскрыл суть понятия «революция».

Поэт представлял революцию то пожаром, то мечом, сражающим всё старое; то набатом, то солнцем, пробуждающим народ к жизни. Он верил, что революция принесёт радость свободы родному народу. Стихи его о гражданской войне «В красный бой», «У дороги» стали народными песнями, а последнее вошло во многие антологии советской песни. К. Герд был первым удмуртским поэтом, создавшим произведения о рабочем классе. Об индустриальном труде им написаны свыше 20 стихотворений и поэм: «Голубой дым» (1920), «Завод» (1921), «Бригадиры» (1930). О поэме «Завод» в Венгерской энциклопедии «Словарь мировой литературы» отмечается, что в ней передана симфония индустриального труда и создан гимн рабочим рукам. Писал он и об индустриализации сельского хозяйства, таковы его стихи «Новая колыбельная» (1924), «Трактор» (1927), а в стихотворении «Буран в деревне» (1930) выступил против произвола и насилия в период коллективизации на селе. Во многих произведения поэт писал о тяжёлом положении деревни, отразил и проникновение нового миропонимания в удмуртскую деревню («Помолодевшие бабы», «Акулина-секретарь», «Комсомолкой стала»).

По праву К. Герд признан основоположником удмуртской детской литературы.

Им опубликовано около 80 стихотворений и свыше 50 рассказов, в которых показаны и социальные явления, и красота родной природы. Всё это изложено простым, доступным детям, ярким, образным языком. К. Герд в совершенстве владел удмуртским, русским, марийским языками, свободно читал на коми, немецком, финском, венгерском языках. Ряд произведений он написал на русском языке.

Кузебай Герд — автор многочисленных научных работ, статей по вопросам фольклористики, литературоведения, лингвистики, этнографии и педагогики. Они представляют научную ценность для тех, кто интересуется жизнью и бытом удмуртского народа.

К сожалению, ещё не опубликованы подготовленные им за годы учёбы в аспирантуре диссертации по фольклористике и этнографии: до сих пор не найдены. Лишь первая часть из диссертации «Родильные обряды и восточно-финская колыбель» сохранилась в финских архивах, наш читатель знаком с работой под названием «Человек и его рождение». Опубликованы некоторые уцелевшие письма К. Герда, они в какой-то мере раскрывают его позицию, отношение к различным сторонам жизни и отражают отдельные вопросы творческой лаборатории писателя и учёного. Многое из наследия поэта утеряно.

Репрессии

Сколько бы ещё сделал К. Герд для развития культуры и науки удмуртского народа, не окажись он одним из первых жертв сталинского тоталитаризма. Ему в год ареста исполнилось лишь 34 года. В конце 1929 года К. Герд завершил аспирантуру и по рекомендации академика Ю. М. Соколова подал заявление в докторантуру АН СССР. Был зачислен, ему была предоставлена длительная заграничная командировка. Но планы К. Герда не смогли претвориться в жизнь: Герд и Трокай обучающиеся в Москве студенты Т. Иванов, В. Максимов, М. Волков, Я. Ильин, Н. Емельянов, А. Годяев, П. Русских, Е. Сунцов обратились в ячейку ВКП(б) РАНИОНа и Удмуртское представительство с письмом, компрометирующим К. Герда. Его отозвали в Ижевск, где он работал преподавателем в совпартшколе. Единственному удмурту-доценту по фольклористике и этнографии не нашлось места в только что созданном пединституте. Затем Т. Иванов, М. Волков, В. Максимов оказались на высоких должностях в партийных и советских органах и развернули в начале 30-х годов настоящую травлю К. Герда. К ним примкнули и другие.

Так, С. Ельцов в статье «Против буржуазно-националистических и оппортунистических извращений линии партии в литературе» выдумал целое течение в удмуртской литературе «гердовщину» и писал: «Выразителем идеологии национальной буржуазии является всем известный поэт К. Герд. В стихотворении „Я удмурт“ он воспевает удмурта вообще без различия классов... В стихотворении „буран в деревне“ пролетариат идёт в деревню для того, чтобы перестроить её посредством ружья. Мы в последнее время нанесли решительный удар по этой „гердовщине“...» Не менее изощрённой лексикой отличалась статья М. Волкова «Кулацкий поэт». Автор утверждал, что К. Герд ненавидит завод, рабочий класс. Тогда как ни один из удмуртских поэтов не создал такое количество стихов, посвящённых рабочему классу, он же написал три поэмы на эту тему.

После опубликования этих статей К. Герд в начале апреля 1932 года был арестован и доставлен в Нижний Новгород, затем его отпустили, нов начале мая снова арестовали и привезли опять в тот же город. Ему предъявлено страшное обвинение в том, что он якобы стал организатором шпионской контрреволюционной повстанческо-террористической организации «Союз освобождения финских народов» (СОФИН). К. Герд был приговорён к расстрелу. По воспоминаниям жены, он четыре месяца сидел в камере смертников, но затем по ходатайству А. М. Горького расстрел был заменён десятилетней ссылкой на Соловецкие острова. Здесь К. Герд находился в кремле в Третьей трудовой колонне, работал вместе с П. Флоренским на заводе Йодпрома. В конце 1936 года Соловецкий лагерь особого назначения реорганизован в тюрьму особого назначения. В 1937 году увеличился поток заключённых на Соловки. Усиленно стали заседать особые тройки НКВД. В октябре 1937 года К. Герд вторично осуждён особой тройкой УНКВД. 1 ноября 1937 года К. Герд был расстрелян.

Версия для печати Наверх